Qarabağ Real tarix-Faktlar-Sənədlər
A+   A-

Qarabağ Real tarix-Faktlar-Sənədlər

Высочайший указ Правительствующему Сенату, от 21-го марта 1828 года, №1888.

         Силою трактата, с Персиею заключенного, присоединенные к России от Персии ханство Эриванское и ханство Нахичеванское повелеваем во всех делах именовать отныне Областью Армянскою и включить оную в титул Наш. Об устройстве сей области и порядке ее управления Правительствующий Сенат в свое время получит надлежащие повеления.

                                                        Подписано: «НИКОЛАЙ».

(Акты, собранные Кавказкою Археологическою Коммиссиею. Архив Главного Управления Наместника Кавказскаго. Том 7. Издан под редакциею председателя комиссии д.с.с. Ад.Берже. Тифлис. Типография Главного Управления Наместника Кавказскаго. 1878, с487).

 

 

                                             ***

 

Высочайший указ Св.Синоду, от 4-го ноября 1827 года.

 Санкт-Петербург.

         1-го числа прошлого октября месяца, знаменитая Персидская кр. Эривань покорилась оружию Нашему. Воздав Господу Богу Благодарение за ниспослание храброму Нашему воинству столь важного успеха, Мы повелеваем: главную Эриванскую мечеть обратить в православную Греко-Российскую церковь и освятить оную во имя Покрова Пресвятые Богородицы, в память одержанной в сей день столь решительной победы. Святейший Правительствующий Синод не оставит сделать по сему надлежащее распоряжение.

                                                        Подписано: «Николай».

                                                                                                    (Там же, с.481).

                                                  ***

 

Два наиболее влиятельных азербайджанских хана стояли на пути русской политики в Закавказье: Фатали-хан кубинский и дербентский и Ибрагим-хан карабахский, союзник царя Ираклия. Между ними шла феодальная война из-за обладания Гянджой, важным торговым центром, находившимся в совместном владении Картли-Кахетии и Карабаха.

Ознакомление с архивными материалами, касающимися деятельности Фатали-хана и его политики, убеждает в том, что эта неутомимая агрессивная деятельность в значительной степени вдохновлялась идеей борьбы за интересы всего Азербайджана, а не только своего дома.

(Маркова О.П. «Россия, Закавказье и международные отношения в XVlll веке». Издательство «Наука»., Москва, 1966, с. 176).

 

 

                                            ***

Русское правительство предпочитало держать ханов в состоянии неопределенности, удерживая их от активных действий и препятствуя усилению наиболее влиятельных из них. Оно долго проверяло, действительно ли они придерживаются русской ориентации, и стремилось подчинить их интересы интересам Грузии, покровительствуемой Россией. С приближением войны с Турцией эта политика начала изменяться: позиция азербайджанских ханов стала приобретать для России существенное значение, тем, что она имела касательство к решению армянского вопроса, которому с начала 80-х годов русское правительство уделяло особое внимание.

Замышляя поход в Закавказье и, рассчитывая путем низложения Ибрагим_хана (хана Карабахского) превратить Карабах в самостоятельную армянскую область, Г.А.Потемкин 6 апреля 1783 г. писал генерал - поручику П.С.Потемкину: «Вы тут употребите все старание, чтобы новая сия область устроилась наивыгоднейшим образом для народа. Чрез сие и прочие сильные армянские провинции или последуют их примеру или большим числом приходить будут в Карабах. Для пособия к исполнению сего дела следует вам занять Дербент».

                                                                               (Там же, с.184).

 

                                          ***

 

12 октября 1813 г. – заключен в Гюлистане мирный трактат России с Персией, по которой уступлены России Ханства: Карабахское, Ганжинское, Шекинское, Ширванское, Дербентское, Кубинское, Бакинское и Талышинское, также признаны за Россией Дагестан и Гури.

21 марта 1827 г.– Манифест об окончании войны с Персией и о заключении мира. – Присоединение Ханства Эриванское и Нахичеванское повелено именовать Армянскою Областью.

20 марта 1833 г.– утвержден герб Армянской Области.

 

(Кавказский Календарь на 1846 год, изданный от канцелярии Кавказского наместника. Санкт Петербург. Печатано в военной типографии. 1846 г., с.62).

 

                                         ***

 

Эриванская губерния, примыкавшая с запада к Азиатской Турции, а с юга к Персии, состояла из уездов: Ахалцихского, Александропольского, Эриванского, Баязетского и Нахичеванского. Правителями этих губерний, составленной из ханств и пашалыков, приобретенных после войн с Персией – в 1826 по 1828, а с Турциею – в 1828 – 1829 годах, были генерал-майоры Назаров и Колюбакин ll-й… 

(Ольшевский М.Я. «Кавказ с 1841 по 1866 год». «Русская старина».   Ноябрь 1894 г.  с.221).

 

 

1887-ci ildə Şuşa əyalət şəhərləri içərisində ən mədənilərdən biri sayılırdı, real məktəbi, orta qız məktəbi, şəhər məktəbi, ərməni seminariyası, teatrı da vardı. Əhalisi 40 minə qədər idi, bunun yarısı türk, yarısı ərməni idi. Ərmənilər şəhərin qərb hissəsində, türklər isə şərq hissəsində yaşayırdı. Türk hissəsi 17 məhəlləyə bölünmüşdü, bir cüd xan sarayı, böyük məsçidlər, qədim hamamlar, karvansaralar…

…1896-da Şuşaya döndüm, hazırlanıb, real məktəbinə girməli oldum. O zamana qədər məktəbdə yalnız bəy balaları oxuyurdular, indi tacir və əsnaf arasında da bu məktəbə qarşı həvəs oyanırdı… Mən qısa müddət davam edib, sonra yenicə açılmış rus-tatar məktəbinə girdim.Müdiri Haşım bəy Vəzirov idi. İki rusca, iki türkcə, bir də elmi ilahi müəllimi vardı…

Şuşadakı real məktəb tədris və təhcizat etibarilə Qafqaz orta məktəbləri sırasında birmincilərdən sayılardı. Mükəmməl fiziq qəbinəsi,böyük kitabxanası vardı. Direktoru və bütün müəllimləri rus idi. Yalnız fransızca Əhməd bəy Ağayevə, almanca da ərməni müəlliminə verilmişdi. Ərməninin olması təbii idi, çünkü onların orta məktəbdə dərs deməyə ixtiyarları vardı, amma bu haqdan türklər məhrum idi. Deməli, Əhməd bəyin müəllim olması təsadüfi bir iş idi... Məktəbdə 300-400 erməniyə müqabil yalnız 30-a qədər türk tələbəsi vardı. Xalq çocuqları rusca öyrədib, məktəbə verməyə alışmamışdı.

(Y.V.Çənzəminli. «Həyatın 20 ili». Azərbaycan dilində, latın əlifbası ilə əlyazması. 1936 il. RƏF, inv. 66264, f.21, s.v.181).

 

 

Шуша, уездный город Карабахского уезда Каспийской области. По смерти Шах Надира, Панах хан Карабахский, сделав из Карабахской провинции особое ханство, построил в м. Тарнауте небольшую крепость и город, коих остатки поныне видны, и потом перенес этот город, около 1755 года, на нынешнее место, назвав город Панах Аббат; но он принял настоящее свое название от имени соседней армянской деревни Шуши. Персидский шах, Ага Магомед хан, в 1795 году осаждал ее и не мог взять; но в 1797 году, взяв оную, был убит там же своей прислугой. В 1822 году город этот вступил во владение Русского Правительства и, находясь среди обширной провинции, по своему местоположению, составляет важный пункт для торгового сообщения с пограничными персидскими областями. В Карабахском уезде, при урочище Гюлистан, заключен мир России с Персией в 1813 г.

(Кавказский Календарь на 1846 год, изданный от канцелярии Кавказского наместника. Издание второе Санкт Петербург. Печатано в военной типографии. 1846, с.242)

 

***

Армянские мелики еще со времен Петра Великого домогались к принятию покровительства и подданства России. В исходе же ХVlll столетия они явно стремились привести в исполнение сказанную мысль. С одной  стороны, будучи недовольны насильственными действиями шушинских: Панах-хана и сына его Ибрагим-хана, с другой – подвергшись грабежу и разорению от полчищ Ага-Магомед-хана, и. наконец воодушевленные письмами жившего в России архиепископа Иосифа Аргутинского, обещавшего им под сенью России политическую самостоятельность, армянские мелики, в надежде на скорую помощь со стороны России, в исходе прошлого столетия переселились, с подведомственным им народонаселением из Персии частью в Грузию, а частью в Гянджу и Ширван. В высочайшей грамоте от 3 июня того же 1799 года, было сказано: «приемля их (армянских Меликов)  в наше высокое подданство и покровительство, предоставляемом Вашему Высочеству, по прибытии их к Вам, войти во все нужды их; обстоятельно о том объясниться с ними, отвести просимую ими землю, дать пристойную, как гостям, вольность и выгоды».

 («Кавказская старина». Ежемесячный журнал. Исторический, археологический,этнографический и библиографический. №2, декабрь 1872. Под редакцией А.Д.Ерицова. Тифлис. Типография главного управления наместника кавказского.1872 г.).

 

***

 

Замышляя поход в Закавказье и, рассчитывая путем низложения Ибрагим_хана (хана Карабахского) превратить Карабах в самостоятельную армянскую область, Г.А.Потемкин 6 апреля 1783 г. писал генерал -поручику П.С.Потемкину: «Вы тут употребите все старание, чтобы новая сия область устроилась наивыгоднейшим образом для народа. Чрез сие и прочие сильные армянские провинции или последуют их примеру или большим числом приходить будут в Карабах. Для пособия к исполнению сего дела следует вам занять Дербент».

Распоряжения, связанные с походом к Дербенту, свидетельствовали о том, что решение армянского вопроса с самого начала было подчинено интересам борьбы России с Турцией. Откладывая поход, князь Г.А.Потемкин предписывал П.С.Потемкину обнадеживать армян и «питать в них было расположение».

(Маркова О.П. «Россия, Закавказье и международные отношения в ХV111 веке». Издательство «Наука». Москва, 1966.с.324., с.184).

 

 

***

 

Фетх-Али-шах родился в 1762 г., был сын Хусейн-Кули-хана и родной племянник Ага-Мамед-хана, родоначальника ныне царствующей династии Каджаров… В 1796 году Ага-Мамед-хан был убит в Шуше и Фетх-Али, получив о том известие, оставил Шираз и, явившись в Тегеран, при содействии Мирзы-Мамед-хана, без всяких затруднений вступил на престол.

Фетх-Али –шах, как его называл Ага-Мамед-хан и как он известен в официальных документах – Баба-хан, по сказанию очевидцев был небольшого роста, имел выразительные глаза, вообще был очень красив, но в особенности отличался бородою, считавшеюся самой длинной во всей Персии… Любимая жена его была дочь кебабчи ( продавца жареного мяса на базарах), получившая от него титул таджи-доулэт, т.е. венец государства. Но выше всех по красоте и по происхождению стояла очаровательная Ага-бегюм-Ага, дочь Ибрагим-хана Карабагского. Когда в Тегеран прибыло от англи         йского короля Георга первое посольство, он привез, между прочим, письмо королевы с богатейшим подарком к старшей жене шаха. Сначала были в недоумении, которую из жен признать старшею, но в собравшемся по этому поводу особенном заседании первенство осталось за Ага-бегюмою. Она получила подарок и сама написала ответ королеве.

(«Русская старина». Ежемесячное историческое издание. Июнь 1886 г.

«Фетх-Али –шах и его дети». Исторический  очерк  Ад.П.Берже. 1762-1834. с. 549-562)

 

 

***

 

В Карабахе, в деревне Маралиан, на берегу Аракса, явилась в 1829 году 16-ти летняя татарская девица, по имени Ашик Пери, замечательная не только красотою, но и прекрасным поэтическим дарованием, в особенности даром импровизации. Она вступала в состязание со многими современными поэтами и оставалась всегда победительницею. В числе ее соперников находился и карабахский армянин Мирза Джан Мадатов, игравший важную роль при  генерале Ермолове и известный не только как даровитый поэт, но и как страстный поклонник прекрасного пола. Мадатов явился в деревню Маралиан в Карабах, где находилась Ашик Пери, и вызвал ее на состязание в импровизации… Эта импровизация Ашик Пери  по настоящее время сохранилась в памяти народной как единственное воспоминание поэтического таланта этой замечательной женщины…

(«Русская старина». Декабрь 1887 г. «Адольф Петрович Берже. 1) Деятельность его как ориенталиста». Сообщ. Н.Гулак, с.819-828).

 

***

 

По свидетельству германского критика Zarncke  многие песни, в особенности старших поэтов Вакифа и Закира, могли бы в хорошем поэтическом переводе сравниться и по форме, и по содержанию с лучшими произведениями новейшей германской музы.

         Вакиф жил в Шуше, во второй половине прошлого столетия, во время правления там Ибрагим-хана. Про него рассказывают, что он обладал большими сведениями в астрономии, и предсказал даже однажды безошибочно лунное затмение, а затем вскоре и землетрясение. Этим он обратил на себя внимание Ибрагим хана, который сделал его своим приближенным и даже возвел в сан визиря. Вакиф считался также искусным строителем; так дворец хана в Шуше, здание, где помещались правительственные места и городские стены, возведены Вакифом.

         В 1796 году, когда шах Ага-Магомет-Хан предпринял поход против Грузии и пограничных ханств, он наводнил своими войсками Карабах и обложил Шушу. Во время осады он велел бросить в город стрелу, с привязанною к ней бумажкою, на которой был написан стих: «Из небесного орудия, метающего снаряды, изрыгаются камни, приносящие смерть и разрушение; а ты, в твоем ослеплении, защищаешься против них в крепости стеклянной». В ответ на это Ибрагим-Хан велел пустить стрелу со следующим стихом: «Если Тот, в которого я верую, есть моя охрана, то Он сохранит в целости стекло в отверстии, сделанном камнем».

         Ага-Магомет-Хан спросил кто написал этот стих, и когда ему назвали Вакифа, то он поклялся в том, что убьет поэта, как только возьмет Шушу, и действительно, едва Шуша сдалась, как шах велел отыскать убежище, куда спрятался Вакиф, и привести бедного поэта перед свои грозные очи. В ту самую ночь, однако, которая предшествовала дню, в  котором должен был предстать Вакиф, сам шах Ага-Магомет-Хан был убит рукою своего служителя Сефер-Али-Бека. В происшедшей за тем суматохе Магомет-Бек, племянник Ибрагим-Хана, захватил власть в Карабахе, и бедный Вакиф все-таки поплатился жизнью за свою привязанность к прежнему своему повелителю Ибрагим-Хану.

(«Русская старина». Декабрь 1887 г. «Адольф Петрович Берже. 1) Деятельность его как ориенталиста». Сообщ. Н.Гулак, с.819-828).

 

 

В прошлом году, почти в это же самое время скончалась последняя представительница по прямой линии одной ветви карабахского ханского дома, Ханша Хуршуд Бану Бекума. Так уходят они один за другим, эти представители бывшего и на веки минувшего седого Кавказа; того и гляди, что лет через десять или пятнадцать, не будет уж ни одного из них. Они уносят с собою в вечное забвение и молчание целый мир, целую эпоху, целое мировоззрение. В их судьбе есть нечто трогательное, возвышенное, наводившее на грустные мысли и на печальные размышления. Редкие их них кончают свои дни среди тех почестей, которые воздавались в Шуше покойной ханше или в Баку Гасан Аге. Многие из них умирают среди нищеты, мучительного недостатка, нуждаясь в куске хлеба, заваленные долгами, словом среди нужд, тем более мучительных, что эти гордые натуры не хотят поступаться унаследованными привычками, традициями, вкусом к комфорту, широкой жизни. Их кредиторы не дают даже остыть их телу и стаи коршунов нападают на дом, описывая все, начиная от жилища, кончая блестящими фамильными сокровищами, под которыми прикрывается слишком гордая и застенчивая нищета.

(Агаев А. «Бакинское ханство» (Рукописная хроника Абас Кули Аги Бакиханова).  «Каспий», 4 декабря 1898 г.).

 

24 февраля 1817 г. Тифлис.

И так все подвиги мои состоят в том, что какому-нибудь князю грузинской крови помешать делать злодейства, которые в понятии его о чести, о правах человека суть действия, ознаменовывающие высокое его происхождение; воспретить какому-нибудь хану по произволу его резать носы и уши. Которые в образе мыслей своих допускают существование власти, если она не сопровождаема истреблением и кровопролитием,- вот в чем состоят главнейшие теперь мои занятия, и я начинаю думать, что надобен великий         героизм, чтобы трудиться о пользе народа, которого отличительное свойство есть неблагодарность, который не знает счастия принадлежать России…

… Здесь после каждого приказания есть привычка трактовать об уступке и испытывается нельзя ли несколько не послушать. Помню князя Цицицанова название Армяшки. Вот род людей, буде людьми назвать пристойно, самый презрительный, у которого Бог свои выгоды и никаких в отношении к другим обязанностей. Европа не должна гнушаться евреями, они удобно покоряются порядку и при строгом наблюдении не более могут делать вред, как Армяшки, во всем с ходой стороны им подобные.

         Терзают меня ханства, стыдящие нас своим бытием. Управление ханами есть изображение первоначального образования обществ. Вот образец всего нелепого, злодейского самовластия и всех распутств, уничижающих человечество.

Хан карабагский как доброй, хотя слабый человек, по счастию болезненный и бездетный, не будет уже иметь наследника и, конечно после не бывать там ханству. Шекинского владения хан ужасная и злая тварь, еще молод и недавно женился на прекрасной и молодой женщине. Каналья заведет кучу детей и множества наследников не переждешь. Я намерен не терять время в ожиданиях. Богатое и изобильное владение его будет Российским округом, и вскоре, по моем из Персии возвращении. Подобные дела надо производить решительно и не спрашивать повелений. Я сделаю опыт, который без сомнения и правительству понравится. Ты, конечно помнишь Мустафа хана ширванского. Этот по истине молодец. Подвластные его им довольны, беспокойств начальству нет, в земле похвальное устройство и я сыскал его ко мне доверенность. С ним буду уметь ладить. 

(А.П.Ермолов (в его письмах к кн. М.С.Воронцову), 1816-1852 гг.

«Русская старина». Декабрь. 1885 г. с.,523-551).

 

 

 

20 февраля, в час дня, во дворце наместника собрались представители мусульман и армян (60 человек) для выработки радикальных мер к окончательному прекращению враждебных отношений этих народностей.

…В 2 часа дня наместник его императорского величества на Кавказе граф Воронцов-Дашков вошел в залу, где уже находились кроме представителей армян и мусульман также губернаторы: елисаветпольский г. Калачев, эриванский –граф Тизенгаузен и тифлисский барон Рауш-фон Траубенберг. Наместника сопровождали, кроме членов совета при наместнике помощники его: ген.-лейт. Я.Малама, т.с. Султан Крым-Гирей и ген. Ширинкин; д.с. Кахановский, д.с. Медведев и директор канцелярии наместника Петерсон. Представители печати были от: «Тифл.лист.», «Кавказа», «Нов. Обозр.», «Мшак», «Арач», «Каспий» и «Иршад».

                                                                 (Армяно-мусульманский съезд. Газета «Каспий», 23 февраля 1906 г.)

                                                                      ***.

 

Гаджиев: Когда я ехал сюда, мои избиратели возложили на меня обязанность возбудить именно вопрос о существовании армянской политической организации, действия которой, по мнению наших, направлены против мусульман; я затрагиваю этот вопрос, во-первых, потому, что предшествовавший оратор предложил мусульманам ответить на этот вопрос; во-вторых, если мы заключаем с ними прочный мир, то все мы должны быть откровенны, как и условились с самого начала; и вот для того, чтобы пролить более света на этот вопрос и дать настоящую аргументацию, я должен представить вот этот документ, переданный мне моими избирателями, который ясно свидетельствует, как о существовании партии «Дашнакцутюн», так и о ее действиях. При этом он вручает председателю «Воинский Устав» партии «Дашнакцутюн», говоря: «прошу огласить».

Петерсон читает «Воинский Устав».

Инж. Хатисов. Я бы желал знать, настоящий ли этот документ или нет и за чьей он подписью?

Гаджиев: Я не настолько наивен, чтобы мог представить в такое почтенное собрание фиктивный документ. Я подвергну себя самоубийству, если докажут, что документ этот ложен.

Генерал Малама:  Мы знаем о существовании вооруженных организаций, и должны знать, что организации должны прекратить свое существование, если только хотят мира; я думаю, что считать этот вопрос оконченным.

(Армяно-мусульманский съезд.

 Газета «Каспий», 26 февраля 1906 г.).

                                                 ***

 Воинский устав. Издание Восканапатского комитета армянского революционного союза. (Перевод с армянского).

                                      Устройство.

1. Воины выбираются высшей военной властью из числа тех лиц, кои сами всецело отдадутся армянскому революционному союзу и кои окажутся безукоризненными в нравственном отношении, самоотверженными, физически зрелыми и привычными к оружию.

2. Лицо, раз принятое в военную службу, не вправе самовольно оставить службу. В противном случае такое лицо считается удаленным и не имеет права на какое бы то ни было вспомоществование со стороны комитета союза. О своем желании оставить службу солдат должен заявить за месяц вперед и объяснить через начальника отряда местному начальству причины.

3. Если солдат пожелает оставить службу по болезни или другой уважительной причине, то о том должен заявить начальству, которое сделает немедленно распоряжение.

4. Принятый в отряд солдат лишается права иметь личную собственность в отношении оружия и военных припасов.

5. 10 солдат составляют «десяток», 3 «десятка»- отряд, а несколько, находящихся на театре войны отрядов, армию.

6. Каждый «десяток» имеет своего «десятского», помощника его и заместителя последнего по выбору «десятка». Избрание производится способом по усмотрению местного начальства.

7. Отряд имеет своего начальника и помощника, кои назначаются местным ответственным комитетом или высшей властью.

8. Когда несколько отрядов находятся в какой-либо местности для выполнения соединенного силою намеченного предприятия, ответственный комитет назначает компетентное лицо командующим.

9. Военный штаб составляется из всех членов ответственного комитета, командующих армиями (если они есть) и начальников отрядов.

10.Военный совет состоит: в десятке – из десятского, помощника его и заместителя последнего, в отряде – из начальника отряда, помощника его и десятских.

11.Ответственный комитет избирается общим собранием армянского революционного союза…

 

(Газета «Каспий», 12 марта 1906г.).

                                                          ***                       

Карабеков: Инициатива создания этой партии зародилась еще со времени берлинской конференции, когда нынешний католикос являлся туда с крестом в одной руке и евангелием в другой и просил у европейских государей спасения от Турецкого зверства; тогда еще князь Бисмарк заявил ему, что свободы нужно добиваться не крестом и Евангелием, а мечом. Вот где, по нашему, берет начало «Дашнакцутюн» С мечом в идее создалась эта партия.…

Вот в таких видах эта партия начинает работать в Турции: она всячески восстанавливает турецких армян против султана, навлекает на армян массу беды и начинает кричать на весь мир о зверствах турок и просит помощи…

Вы звали на помощь и русских, и англичан, но дело там не выгорело. В это время ваши взоры обращаются на Кавказ. Вы видите, что Россия, втянутая в трудную войну с Японией, терпит поражение за поражением, вы видите, что сегодня-завтра вспыхнет пожар революционных междоусобиц внутри России, вы видите, что Россия поколебима в своем могуществе, вы видите, что моменты, когда русское правительство растеряется и не будет в состоянии раздавать вас за ваши преступные деяния – вы, т.е. ваша партия переносит свою деятельность в пределы России, и начинает энергично работать здесь.

 (Армяно-мусульманский съезд.

 Газета «Каспий», 1 марта 1906 г.).

                                       ***

МВД    Елисаветпольский губернский Полицмейстер

18 июля 1907 г. Елисаветполь.

Господину Елисаветпольскому Губернатору

                                      Рапорт   

На циркулярное предписание, от 30 мая с.г. за №571, доношу Вашему Превосходительству, что как мною установлено, мусульманские партии «Дифаи» и «Мудафие» существуют на средства, собираемые нелегально с мусульманского населения губернии. Руководителями первой являются Елисаветпольцы: Алекпер бек Рафибеков и Ахунд Молла Мамед Паша Намаззаде, а второй – Исмаил Хан Зиятханов и Джафар Ахундов, последний как вредный человек для общественного порядка и спокойствия по настоянию Временного Елисаветпольского генерал-губернатора высылается из пределов губернии.

(Документы по русской политике в Закавказье. Выпуск первый. Баку. Правительственная типография газеты «Азербайджан». 1920. 240с.)

                                            ***       

 

 

 

 

 

             Устин Васильевич Мицкевич

от Елисаветпольского губернатора

Я верю, что партия «Дифаи» быстро разовьется и быстро охватит все мусульманское население Кавказа. Уже и теперь, где несколько месяцев тому назад никто не знал ничего о партии «Дифаи», имя ее, уже известно, все одобряют ее действия, все верят ей и боясь репрессий против представителей, все тщательно и положительно скрывают и членов партии и ее действия. Ясно, что партия находится в руках умных, осторожных, последовательных, честных и искренних людей. Центральный комитет партии находится в Баку и главный вдохновитель ее там доктор Агаев…

(Документы по русской политике в Закавказье. Выпуск первый. Баку. Правительственная типография газеты «Азербайджан». 1920. 240с.).

***

                                

 

 

 

Канцелярия наместника Его Императорского Величества на Кавказе. Особый отдел по полицейской части.

4 марта 1908 г. №2257. г. Тифлис.

Совершенно секретно

г. Елисаветпольскому Губернатору.

         По докладу Наместнику его императорского величества на Кавказе донесения вашего на имя помощника от гражданской части его сиятельства от 27 минувшего февраля за №14, его сиятельство изволил приказать сообщить вашему превосходительству о принятии мер к скорейшему удалению из пределов Кавказского края известных вам главарей мусульманской революционной организации «Дифаи» и вместе поручил просить вас доставить разъяснения, почему эти опасные для общественного спокойствия агитаторы до настоящего времени не были выдворены.

(Документы по русской политике в Закавказье. Выпуск первый. Баку. Правительственная типография газеты «Азербайджан». 1920. 240с.)

 

 

                                               ***

МВД  Елисаветпольский губернатор.

По канцелярии. 14 марта 1908 г. №29

г. Елисаветполь

                                                           Рапорт

         …Поэтому я, со своей стороны, просил бы в целях окончательного прекращения существования партии «Дифаи» выдворить из пределов Закавказского края состав Бакинского центрального комитета этой партии во главе с председателем ее Ахмед беком Агаевым.

(Документы по русской политике в Закавказье. Выпуск первый. Баку. Правительственная типография газеты «Азербайджан». 1920. 240с.)

               

 

Багирова И.С. Политические партии и организации Азербайджана в начале ХХ века. 1900-1917. «Елм», Баку, 1997, 336 с.

 

«Дифаи» (Защита)

 

         Предпосылки образования партии, организованная структура и программные установки.

 

         К середине 1906 года относится возникновение азербайджанской национальной партии «Дифаи», развившей активную деятельность, как в Баку, так и во многих уездах Азербайджана и пользующейся довольно сильной поддержкой среди населения.

         Решение о создании боеспособной мусульманской организации. Могущей противостоять армянским террористам, было принято после состоявшегося в Тифлисе с 20 января по 6 марта под председательством наместника гр.И.И. Воронцова-Дашкова армяно-азербайджанского примирительного съезда. На этом съезде, в котором принимали участие видные азербайджанские общественные деятели А.М.Топчибашев, А.Агаев, И.Зиятханов, И.Гаджиев, К.Карабеков, проявилась одна интересная особенность. Азербайджанские делегаты обвинили в разжигании резни и беспорядках прежде всего армянские организации во главе «Дашнакцутюн», на вооружение которых уарские власти смотрели сквозь пальцы. Армяне же во главе с известными братьями Хатисовыми, обвинения против мусульман не выдвинули, а потребовали возмещения материального ущерба. Основными виновниками событий они объявили царские власти. При этом А.Хатисов заявил, что в условиях произвола и попустительства властей грабежам и убийствам для обеспечения безопасности армян считает более надежным обращаться к «Дашнакцутюн». Азербайджанский делегат Адильхан Зиятханов ответил на это, что если «Дашнакцутюн» не распустит свои вооруженные силы, то и мусульмане вынуждены будут создать свою дружину, а тогда дальнейшие кровавые столкновения неизбежны, и цветущий Кавказ будет залит потоками крови.

         Съезд принял  решение о создании при Кавказском наместнике примирительных комиссий из почетных и доверенных нраждан обеих национальностей, однако по вине армянской общины Баку и Елисаветполя, отказавшихся посылать туда своих представителей, комиссии так и не были созданы.

         Зимой , весной и летом 1906 г. последовали кровавые события в Шуше и по всему Карабаху, Нахичевани и Эривани. Особенно пострадало азербайджанское население, как наименее защищенное. Армяне, предводительствуемые дашнакскими вооруженными отрядами - хумбами, творили такие зверства, что это вынуждены были признать даже армянские газеты. Так в корреспонденции из газеты «Нор-Хоск», помещенной в «Каспии», отмечалось, что из Зангезурского уезда прибыли в Ордубад тысячи мусульманских беженцев. «Эти несчастные ужасно бедны и дрожат от холода в своих лохмотьях. Почему и представляют собой лишь подобие человека: их ужасный вид сильно влияет на человека и, понятно, возбуждает мусульманскую чернь». Только в Зангезуре было разграблено и уничтожено 11 селений, а жители трех из них – Кярхана, Солдаш и Мехирлы – почти все вырезаны.

         Невероятно тяжелым было положение шушинских азербайджанцев. Помимо того, что большое число их было убито во время столкновений, азербайджанское население Шуши было отрезано от остальных районов армянскими бандами, перекрывшими все пути сообщения. В Шуше начался голод, были смертные случаи. Отряды казаков с запасами продовольствия для шушинцев были разграблены армянами при прямом попустительстве командиров частей. Разгрому подверглись сел.Малыбейли, на глазах казаков в Ханкенди были перерезаны женщины и дети, подожжены усадьбы доктора К.Мехмандарова и Наджаф Кули Джаваншира, возглавлявшего азербайджанский вооруженный отряд.

         Для успокоения края в Шушинский и Зангезурский уезды был направлен сильный отряд войск с артиллерией под командованием генерала В.Н.Голощапова. 14 января Голощапов прибыл в Шушу и принял армяно-татарскую делегацию, заявившую о заключении мира. Однако несмотря на «миротворческую» деятельность Голощапова, положение азербайджанского населения еще более ухудшилось. Весной 1906 г. армяно-азербайджанские столкновения возобновились. Пользуясь безучастным отношением казаков, а иногда и при их помощи армянские отряды нападали на азербайджанские  села, угоняя скот и пр. Из Шуши и Елисаветполя в Баку и  Тифлис почти ежедневно поступали письма и телеграммы  с просьбой отозвать генерала Голощапова и заменить его другим. «Пока «Голощапов в Шуше, успокоения трудно ожидать» - говорилось в одной из телеграмм на имя Г.З.Тагиева.

         В июле 1906 г.  Шуше вновь началась резня. При участии генерала Голощапова, правителя его канцелярии Клещинского, казачьего офицера Газаров было перерезано большое число азербайджанцев. Такое отношение властей переполнило чашу терпения азербайджанского населения, увидевшего, что мирными средствами добиться сохранения жизни и имущества своего народа невозможно.

         В первых числах августа в Шушу приехал Ахмедбек Агаев, организовавший здесь «собрание из влиятельных и почетных татар». На собрании выступили доктор Керимбек Мехмандаров, сам А.Агаев, говорилось о том, что на вековую преданность мусульман русккому правительству последнее ответило тем, что генерал Голощапов вместе с армянскими хумбами пошел против татар, убив их, разрушив их дома, мечети и оставив тысячи голодных и обездоленных людей.

 По инициативе А.Агаева было принято решение о создании партии «Дифаи» (Защита), Центральный комитет которой, возглавляемый самим А.Агаевым, располагался в Баку. Первые воззвания на русском и азербайджанском языках, извещающее об организации «Кавказского Всемусульманского комитета обороны – «Дифаи», пояаились в Тифлисе, Бакинской и Елисаветпольской  губерниях в середине октября 1906 г. Воззвания эти угрожали террором тем должностным лицам, которые будут признаны этим комитетом вредными для мусульманского населения и заподозрены им в армянофильстве. Отделения, или так называемые «комиссии» партии, были почти во всех городах и уездах Азербайджана и Закавказья и даже во Владикавказе. В создании уездных отделений партии непосредственное участие принял сам А.Агаев, разъезжавший с этой целью по всему Карабаху и агитировавший «всех мусульман сплотиться вокруг партии». Организаторы партии вели агитацию также среди азербайджанского населения в Дагестане.

         Как уже отмечалось, Центральный Комитет партии находился в Баку. В полицейских донесениях значатся 6 членов ЦК – это Ахмедбек Агаев, Карабек Карабеков, Мамед Гасан Гаджинский, Исабек Ашурбеков, Бейбут Джеванширский и Нефтали бек Бейбутов. Как видим, в состав ЦК «Дифаи» входил ряд бывших гумметистов. Это было довольно характерным явлением для партий того времени, многие деятели которых переходили из одной организации в другую, или же являлись одновременно членами нескольких партий. Такую же картину можно будет позже наблюдать и в партиях «Мусават», «Иттихад» и др.

         Участие членов ЦК в «Дифаи», за исключением А.Агаева, было довольно формальным, оскольку основная деятельность партии протекала за пределами Баку, охватив за короткое время западные уезды Азербайджана – Карягинский, Шушинский, Зангезурский, Джеванширский, гор.Гянджу. Периодом наибольшей активизации работы партии был 1907 г., поэтому основные данные по членству относятся именно к этому времени. В местные (уездные) комитеты партии входило от 7 до 15 человек. Почти такое же количество людей ( от 6 до 17) числилось пропагандистами. В целом общая численность всех членов партии составляла более 1000 человек, т.е. «Дифаи» по существу была самой крупной азербайджанской партией до 1917 г., как по численности, так и по влиянию на массы.

         Социальной базой партии являлись в основном представители средних слоев общества, в также духовенства, что нашло свое отражение в пропаганде партией законов Шариата. Это были выходцы из купечества, городской и сельской интеллигенции, мелкие предприниматели, крестьяне, а также представители бекского сословия.

         Одним из наиболее влиятельных и активных комитетов партии был Елисаветпольский комитет. Председателем комитета являлся Ахунд Мола Магомед Пишнамаззаде – законоучитель Елисаветпольской мужской гимназии, неоднократно подвергшийся арестам по политическим убеждениям и за хранение оружия.

         Самым многочисленным, влиятельным и деятельным было Карабахское отделение партии с центром в Шуше. С середины 1907 г. оно получило название «Карабахский меджлис единения». Созданию Меджлиса предшествовало одно событие – съезд мусульман Закавказья, Северного Кавказа и Крыма при участии макинских ханов, состоявшийся в Гяндже в марте 1907 г. в доме елисаветпольского городского головы Аскер-Ага Адыгезалова. В работе съезда принял участие Исмаил бек Гаспринский. Съезд постановил: 1) Организовать Закавказский ( с участием крымских представителей) мусульманский союз по примеру «Дашнакцутюн», и так же, как и последняя, путем террора добиться уступок от Правительства; 2) выставить весной текущего года в Карабахе отряды «дифаи», в противовес армянским «хумбам», во главе с Джафар-беком Везировым. Главой Закавказского Мусульманского Союза сгачала была предложена кандидатура Алекпербека Рафибекова, нь после произведенной баллотировки им был избран Исмаил бек Зиятханов, бывший член Государственной Думы.  Предполагалось терроризировать, прежде всего, представителей администрации и суда. Было принято еще одно интересное решение, которое, будь оно, осуществлено на практике, могло бы изменить весь ход исторических событий в регионе. При помощи Бакинских капиталистов Тагиевых и Асадуллаевых было решено выкупить у армян имения князей Уцмиевых около Агдама, а также скупить у них все земли от Агдама до станции Ходжалы «для заселения исключительно мусульманами, принудить шушинцев жить обязательно в Шуше и вообще сделать Карабах мусульманской провинцией.

         Характерно, что теракты планировались (и были осуществлены) в основном против чинов царской администрации. С самими же дашнаками предполагалось вести мирные переговоры, что получило отражение и в программе «Дифаи». На наш взгляд, несмотря на многочисленные артиармянские декларации дифаистов, основными виновниками происходящего они все же считали власти.

         Пости все решения Елисаветпольского съезда в жизнь претворены не были. Не был создан Закавказский Мусульманский Союз и не выкуплены земли у армян. Только одно решение съезда получило практическое осуществление – создание Карабахского отделения «Дифаи», или «Карабахского меджлиса единения» во главе с Шушинским комитетом.

         Сфера деятельности «Карабахского меджлиса» охватывала Шушинский, Джеванширский, Карягинский и близлежащий Зангезурский уезды.

         Несмотря на то, что «Дифаи» создавалась как боевая организация, в противовес хорошо организованной и вооруженной «Даш.», партия преследовала не только военные цели. Это явствовало из ее программы, проект которой был опубликован в издаваемой А.Агаевым газете «Иршад», а также сохранился в жандармских донесениях. Хотя четко сформулированной по пунктам программой этот проект назвать трудно, но основные цели и задачи партии, а также методы их достижения здесь изложены довольно ясно ( газета «Иршад» , 13 октября 1906 г.). Главной и основной своей целью партия провозглашала избавление своего народа от обрушившихся на него в последние годы несчастий, а именно: армяно-мусульманских столкновений, отсталости мусульман и нарушения общего хода их жизни, вызванного появлением порочных элементов в самом народе.

         Воинственный тон программы был обусловлен теми причинами, которые обусловили возникновение самой партии. Местные власти, говорилось в программе, сделались жалким орудием в руках «Даш.», который, обладая организованным войском и обратив правительство в свое орудие, «поставил себе главной целью вытеснить, уничтожить мусульман из Кавказского края, овладев их землями, а потом образовать свое Национальное  Управление». С другой стороны, разъяснялось, что «передовые люди» собственной нации ничего не сделали для своего народа, кроме разделения его на различные группировки, враждующие друг с другом.  Не избавили они народ ни от невежества, ни от давления правительства, тормозящего его развитие и отнявшего у него все права. Поэтому, говорилось в программе, «храбрые и любящие свой народ молодые люди тысячами собрались вместе из Северного Кавказа, Дагестана и Закавказья, приняли присягу Великим Кораном и образовали партию «Дифаи».

         Трудно дать однозначную оценку роли и места «Дифаи» в национально-освободительном движении Азербайджана. Но одно можно утверждать совершенно определенно. Созданная в качестве противника распоясавшимся дашнакским бандам, партия эта постепенно переросла те цели и задачи, которые преследовала вначале, назвав себя «Национальной боевой партией», т.е. чистую месть. Охватив своим влиянием большую часть населения азербайджанских уездов, «Дифаи» пыталась, и не всегда безуспешно, политически и через религию просветить массы, открыть им глаза на действительных виновников кровавого произвола – царскую администрацию, с которой партия боролась по-своему, не совсем парламентскими средствами, считавшимися в то время привилегией революционеров.

 

 

 

«Дашнакцутюн» (Союз)

 

         Армянский национализм получил свое классическое оформление в деятельности печально известной «революционно-федеративной партии «Д.».  Решение о создании национальной революционной партии было принято в 1890 г. в Тифлисе будущими вождями «Д.» С.Завартяном, С.Зоряном, Х.Микаэояном, М.Варланяном и др. В том же году в Женеве начала выходить партийная газета «Дрошак» (Знамя), по названию которой дашнаков часто именовали «дрошакистами». В 1892 г. состоялся ! съезд «Д.», на котором была принята первая программа партии. Перечисленные выше лидеры партии, подготовившие эту программу, увлекались в свое время национально- народническими идеями, что наложило определенный отпечаток на программу и устав партии. Главной целью партии провозглашалось установление свободной демократической республики в Турецкой Армении с объявлением всех демократических свобод. Способы осуществления этой цели были следующие: «вооруженное восстание, революционная пропаганда, террор, формирование боевых групп, разорение и ограбление правительственных учреждений.

         Что касается организационного устройства «Д.», то поначалу оно было достаточно простым. Дашнаки придерживались принципа децентрализации управления, дашнаки придерживались принципа власти, предоставляя свободу действий местным самоуправляющимся комитетам. Руководящим и принимающим основные решения и изменения в программе органом являлось Общее собрание (съезд). Местные комитеты подчинялись строгой дисциплине. Тогда же, т.е. с принятием новой программы, началось формирование боевых дружин, положивших начало целой дашнакской армии, развернувшей активные боевые действия в начале ХХ в.

         С середины девяностых годов Х!Х в., армянский вопрос. А соответственно и деятельность «Д.», переносится  Закавказье. Это было связано с управлением на Кавказе князя Голицына, известного своей не столько антиармянской, сколько антиэчмиадзинской политикой, стремящейся вернуть в государственную казну утаенные от нее огромные богатства армянской церкви, которая по существу превратилась в государство в государстве. С другой стороны, со второй половины 90-х годов заметно охладели к «армянскому вопросу» в Турции и западные державы во главе с Англией, до тех пор являвшиеся рьяными защитниками армян. Их внимание в начале ХХ в. переключилось на «македонский вопрос», что вызвало взрыв возмущения, прежде всего среди дашнаков, выпустивших прокламации чуть ли не с проклятиями в адрес «держав – сообщниц Порты».

         Появившиеся в 90-х годах в Закавказье комитеты «Д.» главной своей целью поставили посылку пропагандистов и боевиков для организации повстанческих отрядов на территории Турции.

Бакинский комитет «Д.» был создан в 1903 году. В том же 1903 г. был создан Елисаветпольский комитет дашнаков под названием «Комитет Айгестан».  1903-1905 гг., названные дашнаками «периодом самозащиты», отличались, наоборот, переходом этой партии и ее многочисленных последователей к активному наступлению и террору против русских властей. Факты массовых выступлений были зарегистрированы в 1903 г. в Елисаветполе, Тифлисе, Карсе, Шуше. В Алексанрополе за обращение в православие жителей армянских селений дашнаками был убит православный протоирей Василов, житель Эчмиадзинского уезда С.Драмков за выдачу двух вымогателей – дашнаков властям.

Отражая новые реалии, в начале 1904 г. в Вене в условиях глубокой конспирации собрался 3 съезд «Д.», на котором Кавказскому собранию партии была дана полная автономия и свобода действий ввиду начинающихся революционных событий, связанные к тому же с русско-японской войной. Здесь же была создана тайная террористическая организация «Дели» с разведывательными функциями. На этом съезде дашнаки впервые выдвинули идею в создании Закавказской республики в рамках свободной федеративной России, развитую ими на последующих съездах и сближающую их с грузинскими и азербайджанскими федералистами в борьбе с самодержавием.

На этом же съезде был принят Воинский Устав «Д.», перепечатанный в Бакинской типографии и распространенный среди местных дашнаков. Устав фактически заложил основу для четкой военной организации дашнаков в противовес разрозненным боевым отрядам. Все руководящие военные кадры назначались местным Ответственным Комитетом, который назначал также командующего армией. Военный штаб формировался из всех членов Ответственного Комитета, командующих армиями и начальников отрядов. Интересным примером «революционного творчества являлись разделы о правах, обязанностях и дисциплине военных. Каждый воин был обязан «ценой своей жизни содействовать делу освобождения отчизны и думать об изыскании способов вредить нашему врагу, сообщая о придуманных мерах начальнику отряда. Были очерчены обязанности всех – от рядового до командующего армией. Широкими полномочиями обладал Военный штаб, вплоть до объявления войны согласно решению Общего собрания (съезда). Раздел «Дисциплина» требовал строгого подчинения старшему по званию. Даже «те распоряжения, которые солдат найдет несправедливыми, он должен был исполнить и только потом заявить об этом высшему лицу или комитету.

Все изменники и дезертиры подвергались смертной казни.

Этот устав по существу превращал партию «Д.» в военный орден средневекового образца со своими законами, не подчиняющимися ни одному государству, и правом объявлять войну. Время для начала войны не заставило себя долго ждать. Революция 1905 г. приобрела во многих местностях Кавказа форму межнациональных, в основном, армяно-азербайджанских столкновений. Причину этих кровавых событий в советской историографии с легкой подачи дашнаков и армянских историков принято было видеть только в имперской политике царизма, следующего принципу «разделяй и властвуй» и пытавшегося с его помощью подавить массовые революционные выступления на Кавказе. Не отрицая определенной доли истины, которая конечно есть в этом утверждении, нельзя не видеть той роковой роли, которую сыграли в этих событиях армянские революционные организации и прежде всего «Д.». Вступившие на тропу войны с русскими властями дашнаки, согласно постановлению Венского съезда, пытались еще в 1904 г. наладить контакты с азербайджанцами для совместных антиправительственных действий, даже угрожая в своих прокламациях в случае отказа «обагрить землю вашей кровью».

 

 

   2549 dəfə baxılıb